Искусство фотографии — это умение заложить в нее определенный смысл и определенные ценности, считает Эван Брайс, фотограф, специализирующийся на психологии восприятия цвета и контентной съемке. В интервью BALLARE Эван рассказал об искусстве фотографии, недостижимом идеале и о том, как цвет формирует наши эмоции.

— Эван, как ты понял, что фотография — это твое призвание?

Независимо от того, чем я занимался, будь то рисование, декорирование, дизайн или создание предметов интерьера, мной всегда двигало чувство создания чего-то прекрасного и красивого. Для меня важно было понимать, что я вложил себя в создание чего-то, что может меня впечатлить и что с замиранием сердца я могу рассматривать. Но для меня фотография — не призвание.

Мое призвание — это умение в первую очередь видеть красоту, создавать и передавать ее уже при помощи различных средств. В какой-то момент просто обстоятельства сложились так, что у меня появилась камера, и я понял, что при помощи камеры и фотографии я могу в большей мере себя реализовать, чем посредством каких-то других направлений в искусстве. Но я бы не назвал призванием фотографию, потому что призвание — это такая многогранная, обширная тема, которую нельзя ограничить одним специфическим направлением, потому что люди в течение жизни меняются, меняются их вкусы, прерогативы. Основной посыл, который двигает мной с самого начала, остался прежним — создавать что-то действительно красивое по моему личному мнению. Создание того, чем я сам могу бесконечно любоваться.

— В какой момент фотография перерастает из красивой картинки в искусство?

Каждый человек, который начинает заниматься творчеством, определяет свой собственный подход. Этот подход может быть техническим: «я нарисую по схеме, сфотографирую по правилам, как меня учили, и просто получу предполагаемый результат». А бывает, когда человек погружается в процесс, и уже неважно, на каком уровне профессионализма и понимания он находится. И в такие моменты погружения человек уже не просто следует правилам, а пытается углубиться и заложить свое понимание и видение. Независимо от того, на каком уровне находится человек, это уже в какой-то степени искусство.

Если говорить о моем понимании искусства фотографии, то в первую очередь искусство — умение заложить в фотографию определенный смысл и определенные ценности. Конечно, важно сделать фотографию красивой и цепляющей, но намного важнее присутствие того, что может заставить человека с первых секунд просмотра взаимодействовать с глубинами человеческой души. Очень важно взаимодействие всех атрибутов кадра с человеком, причем взаимодействие такого уровня, которого даже сам человек не осознает. Вот это настоящее искусство. Действительно можно сделать просто красивую фотографию. А можно еще до этапа ее создания наделить фотографию определенным смыслом и этот смысл передать через понятные для всех символы. Ведь именно символы правят человеком. Искусство — это когда фотография превращается из картинки в послание, которое можно прочитать без слов. Это та грань, когда автор осознанно транслирует это послание, но языком понятным подсознанию, а не логике и разуму.

— Можешь рассказать про любимую съемку?

За двенадцать лет съемок у меня было очень много, мне даже страшно предположить, сколько их было всего. (смеется) Каждая съемка была особенной и знаковой, потому что в процессе работы я каждый раз открывал что-то новое и интересное для себя, подмечал какие-то нюансы. В этом и заключался мой путь: я такой человек, который любит все анализировать. Я анализирую каждую съемку, мне важно понять, как проходил процесс, что было хорошо, что было плохо. В ответ я пытаюсь это как-то изменить, поэтому не могу выделить отдельную съемку. Если мне показать фотографию, я моментально переношусь в тот день, сразу вспоминаю человека, который был в кадре, какой он, как общался, даже, возможно, вспомню темы разговора и погоду. Фотография для меня — это такой момент, когда можешь, глядя на работы, пробежаться по моментам своей жизни, вспомнить пройденные этапы. Каждый раз я с нетерпением жду новую съемку, потому что опять открою для себя что-то новое и интересное, поэтому моя любимая съемка — каждая следующая.

— Сталкивался ли ты с перегоранием? Как выходил из этого состояния?

Я сталкивался с перегоранием, конечно, это пренеприятный процесс, но я думаю, так или иначе многие творческие личности в это упираются. Чаще всего перегорание случается из-за изобилия коммерции, когда ты делаешь фотографии, которые от тебя хотят и ждут. В этот момент понимаешь, что ты превращаешься в конвейер, который делает действительно классные фотки, но они лишаются искорки и превращаются в монотонную штамповку. В один момент я поставил себе цель много заработать, а так как я человек с достаточно железной силой воли, для меня это была не проблема. (смеется) Но в какой-то момент я превратился в штамповщика и из-за этого у меня случился нервный срыв. Я понял, что я так больше не хочу и тем более не могу. В такой момент ощущаешь себя по меньшей мере потерянным, по большей части как будто что-то забрали и вырвали из души, а ты сидишь абсолютно пустой, но зато с точки зрения финансов все отлично. В первую очередь помогает отдых, например, я в момент перегорания месяца 3 не снимал. Мне не хотелось брать камеру, обрабатывать фотографии, общаться с моделями и планировать съемки. В тот момент я переключился на изучение психологии. Но даже изучение такой дальней от фотографии темы меня все равно цепляло и возвращало обратно в мое ремесло. Я получил для себя важные инсайты, понял фотографию со стороны психологии, где намного больше потенциала. Например, кадр имеет определенное влияние на человека, который на этот кадр смотрит. И от того, как кадр сделан, какие смыслы, ценности заложены, зависит то, как зритель отреагирует на работу. И я понял, что, подойдя к фотографии с точки зрения психологии, я могу увеличить доход своих клиентов-магазинов, расположив правильно цвет, позы моделей и атрибуты. Тогда я задумался, насколько мощный инструмент воздействия на людей у меня в руках, и о том, многие ли люди осознают эту мощь. В тот момент я осознал, что у меня есть возможность делать намного больше, чем я делал раньше. Так я снова углубился в фотографию и в психологию фотографии. Вот мой рецепт выхода из творческого кризиса: попробуйте изучить привычное, с совершенно другой стороны. Это похоже на бриллиант — он один, но при детальном осмотре видно большое количество граней, то же самое и с фотографией. Изучение своего дела с новой стороны позволяет снова влюбиться в то, что, казалось бы, уже изучено.

— Ты большое внимание уделяешь цвету в кадре, поделись, почему цвет так важен и что можно им сказать?

Цвет — это моя главная любовь. Когда я изучал психологию, то узнал, что для восприятия человека первичен цвет. Цветовая палитра так важна, поскольку каждый цвет задействует свой определенный участок мозга и отвечает за те или иные эмоции. На уровне цвета фотография несет эмоциональную окраску, и это окраска либо притягивает зрителя, либо его отталкивает. Подбирая цвета к фотографии, мы подбираем 2-3 ведущие эмоции, которые будут очень глубоко взаимодействовать с человеком. Понимая аудиторию людей, которых нужно привлечь, нужно подобрать спектр эмоций через определенные цвета. Поэтому цвет для меня — это один из мощнейших инструментов взаимодействия с человеком. Цвет не только передает эмоциональный окрас, но и помогает сформировать доверие и задействовать глубинные рефлексы. Сначала я не верил, что цвет может так сильно влиять на сознание людей, но с углублением в эту тему, прочитав огромное количество научных работ, я понял, что невозможно не использовать такой огромный потенциал в своей работе.

— Что самое трудное в работе фотографа?

Самое трудное в работе фотографа — это то, что это работа. Трудно держать грань, чтобы не провалиться в коммерцию, и, с другой стороны, чтобы не уйти в свободное, оторванное от реальности творческое плавание. Нужно ставить перед собой коммерческие цели, заниматься развитием себя как коммерческого фотографа и, конечно, прокачивать свой скилл не только в фотографии. Важно понимать, кто твой клиент, как с ним взаимодействовать, какие кадры ему нужны, какие проблемы эти кадры решают. Если фотография приносит деньги, то важно понимать грань между свободой своих действий в фотографии и потребностями клиента.

— Есть ли у тебя определенная цель, после выполнения которой ты можешь смело сказать «теперь как фотограф я добился всего, чего хотел»?

Звучит очень амбициозно! (смеется) Цель для меня не в фотографии, потому что фотография это только способ реализации цели. А цель — умение создавать красоту, показывать свое видение. Каждый раз я смотрю на фотографию под новым углом, с точки зрения разных научных дисциплин и каждый раз я раскрываю фотографию по-новому. И сейчас для меня самое важное умение показывать красоту не только с одной стороны, но со множества других сторон. Например, красота со стороны маркетинга, символизма или простого обывателя будет разной. Открытие этих граней в одном снимке — моя цель. Помимо этого, для меня очень важно, чтобы фотография могла достучаться до конкретного зрителя. Понятное дело, что всем фотография нравится не может, так как мы все разные с разным восприятием мира. Невозможно создать фотографию, которая будет понятна абсолютно каждому. Каждый будет трактовать ее совершенно по-разному. Поэтому я работаю на определенную целевую аудиторию, и, соответственно, чем больше у меня заказчиков, тем больше аудиторий и, разумеется, задач. Конечной точки как по мне просто не существует. Обучение — это бесконечный процесс. Чем больше ты узнаешь, тем больше ты открываешь для себя возможностей познания. И каждый раз идет процесс переосмысления одной и той же информации все глубже и глубже.

— Как все-таки сделать идеальную фотографию?

Идеал — это что-то недостижимое, это то, чего не существует. Когда мы стремимся к идеалу, важно отдавать себе отчет в том, что идеал недостижим, в принципе. Это очень важно понимать, потому что многие на этом ломаются, они хотят идеальную обработку, но ее не существует. Они хотят идеального цвета, но их не существует. Это замкнутый круг. Надо понять, что нужно делать просто достаточно хорошо. Даже у меня был момент, когда я хотел все делать идеально, но благо этот момент закончился. Стремление к идеалу, наверное, нужно одобрять, но лично для меня это не очень адекватная история, потому что ты начинаешь зацикливаться больше на том, что ты не можешь достичь идеала. Изо дня в день, из месяца в месяц, возможно, из года в год бьешься над какой-то задачей, а ты не можешь ее решить и никогда не решишь, потому что не сможешь достичь идеала. Безусловно, когда бьешься над решением задачи, но не получаешь отдачи и никогда ее не получишь, рано или поздно перегоришь. Поэтому нужно, если честно, проще смотреть на свои фотографии. Зритель — не такой знаток как другие фотографы, и он не видит некоторых огрехов, некоторых недоработок, он не понимает, что можно сделать зачастую лучше. Тем более для всех людей универсального единого рецепта идеальные фотографии не может существовать. Кто-то более глубоко видит мир, кто-то, наоборот, более поверхностно. Кто-то подвержен более депрессивным настроениям, кто-то более оптимистичным. Для каждого возраста, каждой аудитории и каждого конкретного человека идеальная фотография будет выглядеть по-своему. Поэтому создать что-то настолько прекрасное, чтобы это нравилось всем, мне кажется, невозможно. Нужно знать, кто твой зритель, и тогда уже работать на него, делать достаточно хорошие фотографии для зрителя, тогда будет отдача с его стороны, и отдача внутренняя, будет быстрее идти внутренний рост.